ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях

^ ГЛАВА 20 5-ая

[Раскрытие софистических опровержений, основанных

на смешении, безотносительного и относительного]

[Софистические доводы], основанные на том, что о кое-чем [присущем] в своем смысле говорят как [о присущем] в каком-то отношении, либо ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях кое-где, либо каким-то образом, либо в отношении чего-то, но не вообщем, должно открывать, исследуя заключение в сравнении с противоречащим ему и выясняя, может ли его касаться что-то из перечисленного, ибо ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях противоположности и противолежащие друг дружке [вещи], утверждение и отрицание не могут быть присущи одному и тому же вообщем, но ничто не мешает, чтоб каждое из их было присуще ему в каком-то отношении ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, либо в отношении чего-то, либо неким образом либо же одно из их — в каком-то отношении, а другое — вообщем. Потому если одно [присуще] вообщем, а другое — только в каком-то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях отношении, то нет еще опровержения. И это должно изучить в заключении, сопоставляя его с тем, что ему противоречит.

Все такового рода резоны таковы: «Может ли не-сущее быть? [Нет]. Но ведь не ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях-сущее есть что-то». Точно так же и сущего не будет, ведь оно не будет кое-чем из имеющегося. [Или]: «Можно ли в одно и то же время клясться правильно и неверно?», «Может ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях ли одни и тот же в одно и то же время веровать и не веровать одному и тому же?» Но разве быть кое-чем и быть [вообще] одно и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях то же? Ведь если не-сущее что-то есть, то это не означает, что оно есть вообщем. И если кто-то правильно клянется вот этим либо вот таким-то образом, то не непременно, чтоб ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях он вообщем клялся правильно. Ведь кто, к примеру, клялся, что он даст неверную клятву, правильно клялся исключительно в отношении неверной клятвы, но не клялся правильно [вообще]. И тот, кто не ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях верует, не верует не вообщем, а во что-то. Таково же суждение относительно [высказывания], что один и тот же в одно и то же время гласит неправду и правду. Но из-за того ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, что нелегко увидеть, прилагается ли «вообще» к [выражению] «говорить правду» либо к [выражению] «говорить неправду», [раскрыть софизм] кажется сложным. Но ничто не мешает, чтоб один и тот же вообще-то гласил неправду, а ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях в каком-то отношении и о кое-чем гласил правду либо чтоб в чем либо он был правдив, а вообще-то неправдив. Точно так же обстоит дело и с [присущим ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях] в отношении чего-то, кое-где и когда-то. А конкретно, все такового рода резоны основываются на этом: [например], «есть ли здоровье либо достояние благо? Но для невразумительного и некорректно пользующегося ими они ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях не благо. Означает, они и благо и не благо». Либо: «Лучше ли быть здоровым, чем быть могущественным в полисе? [Да]. Но время от времени это не лучше. Означает, для 1-го и такого ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях же одно и то же и благо и не благо». Но что все-таки мешает, чтоб нечто, будучи вообщем благом, для того-то и того-то не было благом либо хотя и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях для него благом, но не сейчас и не тут. Либо: «То, чего не вожделеет рассудительный, — зло ли это? [Да]. Но он не вожделеет терять благо; означает, благо есть зло». Но сказать, что ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях благо есть зло и что терять благо есть зло, — это не одно и то же. Точно так же [следует раскрывать] резон относительно вора. А конкретно, если вор есть зло, то это не означает ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, что брать [его] — зло. Ведь [тот, кто вожделеет взять вора], вожделеет не зла, а блага. Ибо брать [вора] есть благо. Так же и болезнь — зло, но не избавляться от заболевания ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях. Либо: «Разве менее предпочитаемо справедливое, чем несправедливое, и [поступать] справедливо, чем [поступать] несправедливо? [Да]. Но быть несправедливо осужденным на погибель лучше, [чем быть осужденным на смерть] справедливо». [Или]: «Справедливо ли каждому иметь что ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях-то свое? [Да]. Но ведь то, что [судья] судит согласно собственному воззрению, хотя бы оно и было неверным, имеет легитимную силу. Означает, одно и то же справедливо и несправедливо». Либо: «Кого следует осуждать ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях: того, кто гласит справедливое, либо того, кто гласит несправедливое? Но ведь справедливо, чтоб тот, с кем поступили несправедливо, имел возможность гласить о том, что он перетерпел; а это как раз и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях было несправедливое». Дело, но, в том, что если желательно претерпевать что-то несправедливо, то это не означает, что [поступать] несправедливо более предпочитаемо, чем [поступать] справедливо, а вообщем [поступать] справедливо более предпочитаемо, хотя ничто ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях не мешает, чтоб в определенном случае [поступать] несправедливо было более предпочитаемо, чем [поступать] справедливо. И иметь свое справедливо, а иметь чужое несправедливо. Но никто не мешает, чтоб этот приговор был справедливым, к примеру ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях если он был вынесен согласно воззрению судьи. Ведь если нечто справедливо в определенном случае и вот таким макаром, то это не означает, что оно вообщем справедливо. Точно так же ничто ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях не мешает гласить о несправедливом справедливо. Ведь если гласить [о том-то и том-то] справедливо, то не непременно, чтоб оно было справедливо, точь-в-точь как если о кое-чем ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях гласить полезно, то это не означает, что оно полезно. И то же можно сказать и о справедливом. Так что если произнесенное несправедливо, то это не означает, что тем одерживает верх тот, кто гласит несправедливое ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях. Ибо он гласит то, что гласить справедливо, но что вообщем несправедливо и что претерпевать несправедливо.

^ ГЛАВА 20 ШЕСТАЯ

[Раскрытие паралогизмов, основанных

на неведении опровержений]

Против тех [опровержений], которые получаются вразрез с определением опровержения, должно выступать ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, как намечено ранее, исследуя заключение в сравнении с противоречащим ему, касается ли оно такого же самого, [что и тезис], и в том же отношении, в отношении такого же, таким же образом ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях и применительно к тому же времени. Если задают вопрос еще сначала, то не следует признавать как неосуществимое то, что одно и то же есть двойное и не двойное, а следует согласиться [с таковой ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях возможностью], но не таким макаром, чтоб на базе того, что признано, можно было делать опровержение. Все последующие резоны основываются на такового рода [приеме]: «Знает ли вещь тот, кто знает, что то-то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях есть то-то? И кто не знает — точно так же? Но ведь тот, кто знает, что Кориск есть Кориск, может не знать, что он образованный, так что он одно и то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях же знает и не знает». Либо: «Больше ли имеющего в длину три локтя то, что имеет в длину четыре локтя? [Да]. Но ведь может имеющее в длину три локтя стать имеющим ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях в длину четыре локтя? [Да]. Но большее больше наименьшего? [Да]. Означает, нечто больше и меньше самого себя».

^ ГЛАВА 20 СЕДЬМАЯ

[Отношение к постулированию положенного вначале]

Что касается опровержений от постулирования и принятия [положенного ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях] сначала, то, если [ошибка эта сразу] ясна, не следует соглашаться [с положением] расспрашивающего, хотя бы оно было правдоподобным, а следует гласить правду. Если [ошибка] остается [вначале] незамеченной, то, используя порочность таких резонов, следует ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях это неведение направить против спрашивающего, [упрекая его в том], что он некорректно рассуждал, потому что опровержение должно делать без [положенного] сначала. Дальше [следует сказать], что согласились [с положением собеседника] не для ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях того, чтоб оно было применено [последним], а для того, чтоб умозаключать к обратному ему, по другому, чем это делается в неверных опровержениях.


^ (С.585). ГЛАВА 20 ВОСЬМАЯ

[Раскрытие софистических опровержений, основанных

на неверном выведении следствий]

А что ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях касается [доводов], исходящих из следствия, то нужно показать, что [ошибка кроется] в самом резоне. Следование того, что следует, может быть двойственным. А конкретно, во-1-х, как общее следует из личного, к примеру ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях «живое существо» — из «человека». В данном случае считают, что если одно сопутствует другому, то и другое — первому. Либо [во-вторых], по противопоставлению, а конкретно если одно следует из другого, то и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях противолежащее [первому] — из противолежащего [второму]. На этом основывается и резон Мелисса, а конкретно: раз возникшее имеет начало, то, нужно считать, невозникшее не имеет начала. Потому если Вселенная есть невозникшее, то она безгранична [по ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях длительности]. Но это не так, ибо следование тут оборотное.

^ ГЛАВА 20 ДЕВЯТАЯ

[Раскрытие софистических опровержений, основанных

на присовокуплении к подтверждению того,

что не имеет дела к предмету обсуждения]

Что касается [опровержений], умозаключающих от присовокупления ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, следует глядеть, не обстоит ли дело так, что и по устранении [присовокупленного] неосуществимое все же вытекает, а потом следует выявить это и сказать, что согласились [с присовокупленным] не поэтому, что оно ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях кажется правильным, а для того, чтоб [собеседник использовал его] в собственном резоне, но для резона оно нисколечко не было применено.

^ ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

[Раскрытие софистических опровержений, основанных

на принятии многих вопросов за один]

Против [паралогизмов] от сведения ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях многих вопросов к одному следует сразу, с самого начала [эти вопросы] разграничить. Ведь вопрос один, если на него можно дать [лишь] один ответ. Потому не следует утверждать либо опровергать ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях почти все относительно 1-го либо одно относительно многого, а нужно утверждать либо опровергать [лишь] одно относительно 1-го. Итак вот, подобно тому как у 2-ух разных [вещей], имеющих одно имя, бывает, что нечто то обеим присуще ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, то ни одной не присуще, а поэтому, хотя вопрос и неодносложный, нет никакой неудачи, если дают на него односложный ответ, точно так же обстоит дело и тут. Таким макаром, когда почти ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях все присуще одному либо одно — многому, никакого внутреннего противоречия не следует для тех, кто отдал обычной [ответ] и допустил ту же ошибку. Когда же нечто одному присуще, другому нет либо ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях о многом говорится почти все, а то и другое в одном смысле тому и другому присуще, в другом же смысле не присуще, тогда нужно быть осмотрительным, как в последующих резонах. Если одно — благо ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, другое — зло, [то на вопрос, оба ли благо либо зло, следует ответить], что верно сказать, что они благо и зло либо, напротив, они не есть ни благо, ни зло (ибо каждое ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях из их не есть то и другое), так что они идиентично сущность и благо и зло и не сущность ни благо, ни зло. И если любая [вещь] тождественна самой для себя и отлична от ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях другой, то, потому что [обе вещи] тождественны но другим, а самим для себя и отличны от самих себя, одни и те же [вещи] отличны от себя и тождественны для себя. Дальше, если благо ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях становится злом, а зло есть благо, то они должны стать 2-мя [вещами]. И из 2-ух неравных [величин] любая равна самой для себя, так что они и равны и не равны сами для ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях себя.

Эти [опровержения] поддаются и другого рода раскрытию, потому что и «оба» и «все» имеют больше 1-го значения. Стало быть, [в этих доводах] выходит, что говорят и опровергают только имя, а не ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях одну и ту же [вещь], а это, как мы лицезрели, но есть опровержение. Вобщем, разумеется, что когда не ставится один вопрос о многом, а относительно 1-го утверждается либо отрицается одно, то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях неосуществимое не получится.

^ ГЛАВА 30 1-ая

[Раскрытие софистических опровержений,

основанных на принуждении противника

к повторению 1-го и того же]

Что касается [паралогизмов], заставляющих гласить не один раз одно и то же, то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях разумеется, что не следует соглашаться, что обозначенное как соотнесенное, взятое раздельно само по себе, что-то значит, к примеру двойное — заместо двойного половины, так как представляется ясным, [что одно предполагается в другом]. Ведь и «десять ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях» имеется в «десять без одного», и «делать» — в «не делать», и вообщем утверждение — в отрицании. По это все таки не означает, что если молвят «это не бело», то тем молвят ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях «оно бело». Но «двойное» [само по себе], пожалуй, ничего не значит, так же как и «половина». А если [каждое из их что-то] значит, то все таки не то же самое ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, [что в сочетании], и не связное целое. И определенного вида познание, как, к примеру, докторское познание, в существе собственном не есть познание как общее. Ведь последнее, как было сказано, есть познание познаваемого. Когда ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях же имеют дело со сказуемыми, которые разъясняются через [подлежащие], следует сказать, что раздельно и в речи разъясняемое значит не одно и то же. По правде, вогнутость как нечто общее показывает в курносом и кривоногом ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях на одно и то же, но как присовокупленное оно полностью может означать различное — одно для носа, другое для ноги: в первом случае оно значит курносое, во 2-м — кривоногое. И нет ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях никакой различия, молвят ли «курносый нос» либо «вогнутый нос». Дальше, не следует соглашаться с схожими выражениями как обозначающими нечто прямо. Ибо в таком случае они неверны, ведь курносость не есть вогнутый нос ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, а нечто относящееся к носу как свойство его. Потому нет ничего несуразного [в утверждении], что курносый нос есть нос, владеющий вогнутостью носа.

^ ГЛАВА 30 2-ая

[Раскрытие софистических опровержений,

основанных на использовании погрешностей в речи ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях]

Что касается погрешностей в речи, то мы уже гласили ранее, от чего они по видимости происходят. Как их нужно открывать, — это должно быть разумеется из самих [софистических] резонов. Все последующие [доводы] имеют намерение доказать ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях [через слово] «это». «То, что называешь правильно, это также и есть правильно? [Да]. Но ты называешь что-то каменной глыбой; означает, оно есть каменной глыбой». Но когда называешь каменную ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях глыбу, ты называешь не этой, а эту. Если б, таким макаром, спросили: ту, которую ты называешь правильно, есть ли она эту, то гласили бы некорректно, так же как и в этом случае, если ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях б спросили: тот, которого ты называешь, есть ли он она? Если же именуют дерево либо вообщем все, что не есть дамского либо мужского рода, то это не имеет значения, так как не ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях получится погрешности в речи, если то, о чем ты говоришь, что оно есть, есть это. Ты говоришь про это дерево, и оно есть это дерево. Но «камень» и «этот» имеют форму мужского ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях рода. А если б спросили: есть ли «этот» «эта»? [Нет]. И позже опять: как, разве «этот» не Кориск? А потом произнесли бы: означает, «этот» есть «эта», — то в данном случае погрешность в речи ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях не была бы выведена через умозаключение, даже если Кориск означал бы то же, что «эта», но отвечающий не согласился бы; об этом следовало бы еще задать вопрос. И если это не так и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях [отвечающий] не согласился с этим, то погрешность в речи не была выведена через умозаключение — ни по сути, ни против спрошенного. Точно так же в обозначенном выше [примере] «каменная глыба» должна означать ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях «эта». Если же это не так и не согласились с этим, то заключение не следует выводить, хотя оно кажется [верным] оттого, что несхожее окончание слова кажется схожим. [Или еще пример]: «Правильно ли молвят ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, что она есть то, за что ты ее выдаешь? [Да]. Но ты выдаешь ее за битву; означает, она есть битву». Либо может быть, не непременно [делать таковой вывод], если «она» означает не ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях «битву», а «битва», «эту» же значит «битву». И точно так же если то, что ты выдаешь за этого, есть этот, а ты выдаешь его за Клеона, то разве это ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях означает, что он есть Клеона? Нет, он не есть Клеона. Ибо было сказано: за что я его выдаю, этот он и есть, а не этого. Ведь так ставить вопрос [- есть ли он этого?] — было ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях бы некорректно. [Или:] «Знаешь ли это? [Да]. А это есть каменная глыба; означает, ты знаешь каменная глыба». Но «это» [в высказывании] «знаешь ли это» не то же самое «это», что [в ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях высказывании] «это есть каменная глыба». В первом оно значит «эту», а во 2-м — «эта». [Или:] «Знаешь ли ты то, познание чего ты имеешь? [Да]. Но ты имеешь познание каменной глыбы; означает, ты ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях знаешь каменной глыбы». Но же когда ты говоришь «этой», разумеешь «каменной глыбы», а (С.589). когда «эту» — «каменную глыбу», а согласились [лишь] с тем, что познание чего ты имеешь, ты знаешь, но не «этой ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях», а «эту», а поэтому не «каменной глыбы», а «каменную глыбу».

Итак, что такового рода резоны выводят погрешность в речи через умозаключение не на самом деле, а только по видимости, и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях почему по видимости, и как следует выступать против их, — это из произнесенного разумеется.

^ ГЛАВА 30 3-я

[Степень трудности раскрытия

софистических опровержений различных видов]

Следует также принимать во внимание, что из всех [софистических] резонов одни легче, другие ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях сложнее усмотреть, на каком основании и чем они вводят в заблуждение слушателя, хотя нередко последние тождественны первым. Ведь одними и теми же следует именовать резоны, которые строятся на одном и том же ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях основании. Но один и тот же резон может одним казаться основанным на словесном выражении, другим — на привходящем, третьим — на кое-чем еще, потому что каждый резон не идиентично ясен из-за ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях того, что [термины в нем] имеют и переносный смысл. Потому [в паралогизмах] от одноименности, которая кажется самым бесхитростным методом строить паралогизмы, одни ясны даже первому встречному (ведь практически все смешные выражения основываются на словесных ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях выражениях, к примеру: «мужчина нес по лестнице diphron (колесницу-стул)»; [или:] «Куда stellesthe (отправляетесь — приглашаете)? К парусам»; [или:] «Какая из 2-ух скотин телится emprosthen (до этого — впереди)? Никакая, а обе сзади»; [или ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях:] «Есть ли Борей (бог северных ветров — северный ветер) katharos (незапятнанный — невинный)? Нисколечко, ибо он умерщвил [стужей] опьяненного нищего»; [или:] «Эварх (имя и преданный) ли это? Нисколечко, это Аполлонид», и схожим ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях образом практически все другие [уловки]; а другие остаются, по-видимому, не увиденными даже самым опытным. Подтверждением этого служит то, что нередко спорят о словах, к примеру во всех ли случаях сущее ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях и единое означают одно и то же либо различное. Одни считают правильным, что сущее и единое означают одно и то же, другие открывают резон Зенона и Парменида, утверждая, что о едином и сущем ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях говорится в почти всех значениях. И точно так же в паралогизмах от привходящего и всех других [неправильностей, независящих от оборотов речи, одни доводы] уразуметь легче, а другие — сложнее. И не идиентично просто относительно всех ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях понять, к какому роду они принадлежат и есть ли они [действительные] опровержения либо нет.

Утонченный резон — это тот, который приводит в наибольшее затруднение, ибо он больше всех других делает ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях [спрошенного] уязвимым. А затруднение тут двойственное: когда резоны приводятся через умозаключение, но знают, какую из посылок следует опровергнуть, а когда приводятся эристические резоны, не знают, как [собеседник] выразит выдвигаемое положение. Потому, чем более ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях изощрены резоны, приводимые через умозаключение, тем больше приходится находить. А резон, приводимый через умозаключение, более всего изощрен, если он, исходя из очень правдоподобных [посылок], опровергает очень правдоподобное [положение]. По правде, когда резон ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях один, тогда при превращении по противоречию он будет иметь все умозаключения схожими, ибо исходя из правдоподобных [посылок] он всегда оспаривает идиентично правдоподобное [заключение]; потому нужно появляется затруднение. Таким макаром, более изощрен таковой ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях резон, который делает заключение, равное [по правдоподобию] посылкам. На втором месте [по изощренности] — тот резон, все [посылки] которого идиентично [правдоподобны], ибо он приводит в однообразное затруднение — какую же из посылок следует оспорить. А ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях трудность заключается в том, что какую-то [посылку] оспорить нужно, но которую из их — это не ясно. Из эристических резонов более изощрен сначала тот, относительно которого сходу непонятно, приведен ли он через умозаключение ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях либо нет и следует ли его открывать на основании [изобличения] неверного либо на основании различения. На втором месте [по изощренности] находится тот из других [эристических доводов], относительно которого хотя и ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях ясно, что [раскрыть его следует] на основании различения либо оспариваний, но не видно, через оспаривание либо различение какой из посылок следует открывать и следует ли это оспаривание либо различение соотносить с ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях заключением либо с какой-либо из посылок.

Порою же резон, приводимый без [подобающего] умозаключения, бесхитростен, если посылки совсем неправдоподобны либо неверны. Время от времени же не стоит третировать таким резоном, ибо, когда недостает одной ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях из таких посылок, относительно которых и средством которых приводится резон, тогда бесхитростно и умозаключение, которое не добавило этой посылки и не вывело [подобающего] заключения; когда же опущено нечто стороннее, тогда никак не следует ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях третировать резоном: он подходящий, но вопросительный ставил вопросы не соответствующим образом.

Так же как раскрытие [софистического опровержения] обращено то против резона, то против вопросительного и против метода, каким задают ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях вопросы, а время от времени не обращено ни против того, ни против другого, точно так же [софист] может спрашивать и умозаключать и против тезиса, и против отвечающего и в отношении времени, когда раскрытие ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях просит больше времени, чем это позволяют данные происшествия.

^ ГЛАВА 30 4-ая

[Заключение. Общий вывод об учении

о софистических опровержениях и о всей топике]

Итак, о том, на скольких и на каких основаниях получаются паралогизмы в ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях рассуждениях, как мы должны уличать неверное и заставлять гласить не согласующееся с принятым, из чего следует погрешность в речи, как следует ставить вопросы и в каком порядке следует их ставить, зачем полезны все ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях такового рода резоны, как вообщем следует отвечать и как следует открывать резоны и погрешности в речи, — обо всем этом было сказано нами. Остается еще напомнить первоначальное намерение, кратко сказать об ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях этом и окончить исследование.

Итак, мы задумали отыскать некое средство строить умозаключения относительно предложенных для обсуждения заморочек на базе более правдоподобных из имеющихся [посылок]. Ибо это и есть дело диалектики, как ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях такой, и искусства испытывания. А потому что из-за сходства с софистикой у диалектики прибавляется к тому же задачка — уметь подвергать испытанию [рассуждения собеседника] не только лишь диалектически, да и наподобие сведущего, то целью ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях исследования было не только лишь выполнение нареченной задачки, а конкретно умение слушать чужие резоны, да и умение, защищая свои резоны, таким же образом отстаивать тезис с помощью как можно более правдоподобных [посылок ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях]. О том, что послужило поводом к этому, мы уже гласили. По этой же причине Сократ ставил вопросы, но не давал ответов, ибо признавал, что он [их] не знает. В прошлых же [книгах «Топики ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях»] было показано, для скольких и в каких случаях [этот метод исследования] применим и откуда мы добываем в достаточной мере [топы], как следует задавать вопросы и в каком порядке, также ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях как отвечать и открывать умозаключения [вопрошающего]. Было также показано и все другое, что относится к этому методу исследования резонов. И не считая того, как уже было сказано ранее, мы тщательно перебирали паралогизмы. Таким макаром ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях, разумеется, что мы подобающим образом достигнули собственной цели. Но не следует нам забывать происшествия сотворения этого исследования. Из всего, что придумано [людьми], одно взято от других, ранее занимавшихся этим, а ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях потом равномерно совершенствовалось их преемниками, другое из вновь придуманного, обычно, с самого начала преуспевало не достаточно, все же оно еще ценнее того, что из него подросло. Ибо, как молвят, начало чего бы то ни ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях было есть, пожалуй, важная часть, а поэтому и самая тяжелая. Ибо чем посильнее оно по собственной способности, тем меньше оно по размаху и поэтому сложнее всего понять. Но если начало найдено, то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях остальное уже легче добавлять и приумножать. Конкретно так это вышло с искусством сладкоречия и практически со всеми другими искусствами. По правде, те, кто изобрел то либо другое начало [искусства красноречия], продвинулись очень ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях не достаточно. А те, кто сейчас пользуется хорошей славой, будучи преемниками многих продвигавшихся, вроде бы сменяя друг дружку, приумножали таким конкретно образом: Тисий — после первых [изобретателей], Фрасимах — после Тисия, Теодор ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях — после него, и так многие занесли не малую толику [в преуспеяние] искусства сладкоречия, а поэтому нечего удивляться определенной полноте этого искусства. Что касается реального учения, то дело обстояло не так, что частью оно было ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях заблаговременно создано, а частью нет: в наличии не было ровно ничего. Обучение эристическим резонам за плату было сходно с учением Горгия. Ибо одни предлагали [ученикам] заучивать риторические речи, другие — речи, в ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях каких искусно ставятся вопросы, речи, которые, как они считали, в большинстве случаев подходят для приведения резонов за и против. Потому обучение ими учеников было резвым, но неискусным. Ибо они считали, что ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях можно учить, передавая ученикам не [само] искусство, а то, что получено искусством, точь-в-точь как если б кто обещал передать познание того, как избавляться от боли в ногах, и после чего не ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях учил кожевенному ремеслу и методу, каким можно изготовлять такую обувь, а [вместо этого] предложил целый набор различной обуви. Это, естественно, принесло бы пользу, но не способствовало бы обучению искусству. И в искусстве ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях сладкоречия имелось почти все и издавна произнесенное. Что все-таки касается учения об умозаключениях, то мы не отыскали ничего такового, что было бы «сказано до нас, а должны были сами сделать его ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях с большой издержкой времени и сил. Если же вам, рассматривающим это учение, сделанное сначала при таких обстоятельствах, оно кажется полностью удовлетворительным по сопоставлению с другими учениями, расширявшимися на базе предания, то ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ - О софистических опровержениях остается сказать, что вам, слушателям, следует быть снисходительными к упущениям в этом учении, а за все придуманное нами — глубоко благодарными.


Аристотель. О софистических опровержениях bdn-stener.ru


glava-dvadcat-pyataya-sergej-slyusarenko.html
glava-dvadcat-sedmaya-butirskie-nochi.html
glava-dvadcat-sedmaya-perishko-i-klinok.html